kz gallery

«Апокалиптический синдром»

Человечество всегда существовало в ожидании надвигающейся катастрофы: конец света виделся в природных катаклизмах, войнах и болезнях, вторжении инопланетян и восстании мертвецов, падении космических тел и проблемах в экологии. Но если раньше подобные настроения охватывали лишь небольшую часть населения Земли, то сейчас, в эпоху пандемии, мысли об апокалипсисе так или иначе возникают в голове у каждого.

Групповая 3D/VR-выставка «Апокалиптический синдром» — авторские аллюзии и представления художников проекта о смерти и новой жизни, изоляции и территории распространения, свободы и ее отсутствия. Коллекция произведений помещена в фантастическую лабораторию — место опыта и надежды на светлое будущее, пространство сосредоточения страхов, где происходит их детальное рассмотрение, препарирование и соотнесение между собой.

Художники: Нестор Энгельке, Федор Хиросигэ, Вероника Рудьева-Рязанцева, Андрей Рудьв, Анна Ротаенко, Пасмур Рачуйко, Петр Папасов, Надежда Косинская, Евгений Бутенко, Эрик Бронза, Айдар Бекчинтаев, Александр Белов, Анна Андржиевская.

Идея и реализация проекта: Катя Михатова и Дмитрий Роткин.

Работы выставки появятся в скором времени.

Человечество всегда существовало в ожидании надвигающейся катастрофы: конец света виделся в природных катаклизмах, войнах и болезнях, вторжении инопланетян и восстании мертвецов, падении космических тел и проблемах в экологии. Но если раньше подобные настроения охватывали лишь небольшую часть населения Земли, то сейчас, в эпоху пандемии, мысли об апокалипсисе так или иначе возникают в голове у каждого.

Групповая 3D/VR-выставка «Апокалиптический синдром» — авторские аллюзии и представления художников проекта о смерти и новой жизни, изоляции и территории распространения, свободы и ее отсутствия. Коллекция произведений помещена в фантастическую лабораторию — место опыта и надежды на светлое будущее, пространство сосредоточения страхов, где происходит их детальное рассмотрение, препарирование и соотнесение между собой.

Художники: Нестор Энгельке, Федор Хиросигэ, Вероника Рудьева-Рязанцева, Андрей Рудьв, Анна Ротаенко, Пасмур Рачуйко, Петр Папасов, Надежда Косинская, Евгений Бутенко, Эрик Бронза, Айдар Бекчинтаев, Александр Белов, Анна Андржиевская.

3D/VR-экскурсия по выставке «Апокалиптический синдром» доступна на сайте Kz gallery.

Идея и реализация проекта: Катя Михатова и Дмитрий Роткин.

Описание работ:

Андрей Рудьев «Zeitgeits», холст, масло. 2012

Zeitgeist — «дух времени», одна из основных категорий, с которыми работает художник. Мы пытаемся поймать время своим искусством, можно сказать, что искусство и состоит из личности художника и духа времени, которое присутствует в его произведении — этим оно и ценно. Сюжетом для данной картины послужила открытка времён Первой Мировой войны, первой глобальной катастрофы ХХ века, после которой европейская и мировая цивилизация, ее ценности и достижения изменились самым радикальным образом.

Евгений Бутенко «Практический взгляд», масло, аппликация на гофрокартоне. 2020

Тема этой вещи — сгорание. Человеческое сознание, просто человеческий мозг на исходе дня. Утомленный переживаниями человек анализирует прожитые события в саркастическом для себя ключе. Шар заходящего солнца как воспалённое сознание и мозг как некая сигарета, которую он курит вечером.

Надежда Косинская «Не выходи из комнаты», холст, масло. 2018

Человек-Лось (перформативная постановка Север 7) и интерьер комнаты коммуналки, в которой я жила в юности, соединились в пространстве воображения и холста. «Не снимай шкуру Лося» — не совершай ошибку. Оставайся в этой комнате, оставайся самим собой.

Пасмур Рачуйко «Untitled #35», темпера, акрил на холсте. 2017

Я занимаюсь фигуративной живописью и считаю, что она имеет полную автономию репрезентации. Любой мой текст будет вторичен, а иногда может даже дискредитировать живопись.

Вероника Рудьева-Рязанцева «Весна», холст, масло. 2020

Взгляд на себя и в себя мы растворяемся, утрачиваемся в пейзаже за окном. Стекло, как разделительная линия между внешним, (которое стало очень опасным), и внутренним, (возможно не менее опасным), работа «прикосновение», абсолютно зеркально, отражение так явно, что мы теряемся, где реальность, грань стекла также условна, прозрачна, как и переход в виртуальную реальность.

Анна Ротаенко «Terra», цифровая графика на металле. 2020

В посткапиталистическом обществе война начинается внутри индивида, затем, между классами, между привелигированными и угнетенными, между идеологиями и СМИ. Перенос теорем из притч становится методом схематизирования отношений и их трансгрессии в низовые инициативы, техники медитации и корпоративного коучинга, биохакинга и психотерапии. Художник сравнивается с неопознанным уличным объектом, прекарий становится баннерной тканью в разрезе улиц.

Федор Хиросигэ «Чужой среди своих», дерево, пирография. 2014

Чужой среди своих человек-гриб присел отдохнуть на монументе памяти жертв очередной бессмысленной войны. Он выжил — но чувствует вину, хотя, кажется, ничего уже не поделать. Эта картинка на обратной стороне фанерного стула — рифма к другой, на таком же стуле: свой среди чужих человек-гриб сидит на боевом коне с саблей в руке и выглядит очень воинственно.

Анна Андржиевская «Без названия», бумага, акрил, акварель, тушь, фломастеры. 2017

Этот мир полон праздника и веселья, но мы разбегаемся с перекошенными от ужаса лицами в разные стороны.

Айдар Бекчинтаев «Штудия к Френсису Бэкону», 3d моделирование. 2020

Я сделал эту работу во время эвакуационного рейса Катманду-Москва, когда из-за всей этой ситуации с коронавирусом пришлось провести в самолёте 16 часов подряд. Надо было чем-то себя занять, в руках был телефон и я решил немного оживить персонажа серии картин Фрэнсиса Бэкона. Такая 3д-некромантия.

Нестор Энгельке «Деревянный постапокалиптический портрет», деревопись, найденная дверь. 2020

Переосмысление сюжета в искусстве возрождения и средневековья «триумфа смерти» и обращение художника к вечной теме о конце. Портрет вырублен на старой двери, которая уже отжила своё время, и сама превратилась в скелет и теперь представляет лишь останки пережитой эпохи.

Александр Белов «Кому нужна будет такая живопись когда не будет частной собственности?», холст, масло, спрей, маркеры. 2019

Картина ускользает как вещь становясь множеством попыток ухватить присутствие «здесь», или работой по игнорированию одновременно звучащих в голове вопросов: «какой ху## я сейчас занимаюсь?» и «что если, это действительно важно и надо продолжать?».

Эрик Бронза «Anubis Dynamics», акрил, масл. пастель на холсте. 2019

По моему, роботы от Бостон Дайнэмикс и древнеегипетский Анубис прекрасно сочетаются друг с другом. И возможно, в будущем именно такие модели будут заниматься ритуальными услугами.

события галереи